Почему нам больше не хочется замуж

Актриса Голди Хоун как-то призналась: если бы она и Курт Рассел поженились официально, их брак был бы обречен и как то они разбежались бы насовсем. Неофициальному союзу актеров 33 ­года, 70-летняя Голди также лучезарно улыбается и носит длинную челочку, а Курт, который отпраздновал 65-й день рождение, снимается у Тарантино.
Журналисты не могут согласиться с отсутствием штампа в нетипично крепкой голливудской семье и продолжают систематически женить Хоун и Рассела, чуть завидев очередное кольцо с бриллиантом на руке актрисы. «Пресса совсем не угомонится, хотя нам с ­Голди уже по четыреста лет», — смеется Курт, чья спутница, если судить по всему, просто любит не дешёвые украшения.

Почему нам больше не хочется замуж

Можно было бы согласится, что эти двое — счастливое исключение, а все другие, как и раньше, встречаются, влюбляются, женятся. Если бы не ­недавнее иследование, размещённое в Time. Оказывается, последние двадцать лет в геометрической прогрессии становится больше количество людей помоложе, которые делают пары, рожают деток, задумывают жить долго и счастливо, но до загса так и не доходят. Подавляющее многие из них — выпускники высших образовательных учреждений, другими словами грядущий усредненный класс и элита общества. Они не отказуются от идеи семьи, скорее наоборот — практически половина «миллениалов», представителей поколения Y (тех, кому теперь около 30), уже успели обзавестись как минимум одним ребенком. При этом 60 % деток — «­бастарды», возникшие на свет вне брака. Один из авторов исследования убежден: проблема в том, что 30-летние уже довольно ответственны, чтобы размышлять о потомстве, но больше не верят в брак. Для них один человек на всю жизнь — утопия, подвенечные клятвы — фальшивка, сама церемония — атавизм. Они цитируют Вручения Оскара Уайльда: «Брак — основная причина разводов». И статистику: практически половина официальных союзов распадается. Шансы 50 на 50 — не густо. Вереница знаменитых свадеб в летнее время года этого года — от моделей Victoria’s Secret до Александра Овечкина — обернулась не меньше светлой вереницей разводов с «Бранджелиной» во главе. Новые тридцатилетние настолько отделены от государства, что и общественная функция брака им не важна. Ячейка общества? Вы о чем? Может, потушите свечку и покинете нашу спальную комнату? Семья сейчас — личное дело каждого, и любые попытки правительства вмешаться воспринимаются в штыки.
«Мы с подружкой добросовестно пытались найти вескую причину для того, чтобы сыграть свадьбу официально, — рассказывает мой 28-летний итальянский друг Паоло. — Я не обнаружил ни одной. А фантазия моей партнерши застопорилась на прекрасном платье. Не знаю, как в Российской Федерации, но в странах Европы сделаны все условия для парт-нерских союзов. Даже с юридической точки зрения нам не потребуется штамп в паспорте. Моя подружка переехала ко мне из другого государства, и я без проблем оформил ей разрешение на проживание. Мы оба значимся в договоре аренды, делим один на двух банковский счёт, она вписана в мою медицинскую страховку как член семейства — и еще никому из должностных лиц не пришло в голову полюбопытствовать, что нас связует, кроме чувств. Я был на нескольких свадьбах и везде испытывал острую неловкость вперемешку со тоской. Идея соединить на один вечер две семьи, не говоря о разных поколениях, в основном, кончается провалом, а реальное веселье начинается, только когда гости опустошают бар». Я знаю девушку Паоло — она молоденькая и энергичная, очень быстро выполняет карьеру в неизвестной стране, но спустя пару лет думает уйти в отпуск по беременности и родам. О свадебном обряде рассуждает быстрее с презрением, хотя мечтательно прибавляет, что не незахотела бы от «скромной» церемонии на озере Комо: древняя вилла, около сотни гостей, белые цветы, художественное платье с ручной вышивкой, винтажный «Фиат», фотосессия на яхте, танцы под живую музыку на закате и хэштег #нашабольшаяитальянскаясвадьба в Инстаграме. Ради такой картинки не грех и сыграть свадьбу. А организованный поход в сити-холл точно не подбросит лайки в костер амбиций — так для чего это необходимо?

НЕХОРОШЕЕ ДЕЛО

Свадебная церемония перестала быть острой потребностью и невидно преобразовалась в роскошь — сегодня церемония должна быть как минимум оригинальной, а лучше просто дорогостоящий. Подвенечные фото как часть имиджа, может, и оправданны, но что делать с другими смыслами? Еще каких-то полвека назад говоря иначе гражданский брак создавал массу чисто домашних проблем. Родить внебрачного ребенка значило надолго погрязнуть в бюрократическом болоте с риском никогда оттуда не выкарабкаться. Теперь все легче, и благодаря этому финансовый фактор отошел на второй план, а вот эмоциональный занял позиции на передовой.
«Среди моих клиенток много тех, кто разочаровался в браке, — рассказывает психолог Елена Маркова. — Часто связано это с первым неудачным опытом, и вот тогда вражда к свадьбам просто объяснить и легко поправить. Но не всегда причина в ином: представительница слабого пола вырастает, находит себя, начинает лучше понять свои необходимости, ценить собственное время и достижения, освобождается от многих опасений — в том числе от волнения за грядущее. Она ощущает силу, ей не требуется мужчина чтобы гарантировать защиту — физическую или финансовую. Она ощущает нечто другое — необходимость в любви, единстве, продолжении рода, но совсем не страх остаться старой девой, не оправдать ожиданий родителей или не удержать мужчину рядом. Вообще, удивительно, насколько живуче древнее убеждение в том, что «проштампованный» мужчина некуда не убежит. Хотя и статистика, и опыт, и здоровый смысл подсказывают, что это не так».

Почему нам больше не хочется замуж

Концентрация на ощущениях не играет на руку институту брака, расшатывая фундамент, на котором тот удерживается с давних времен, — прочную кладку из обычаи и расчета. В одной из книг писательница Элизабет Гилберт описывает жизненный уклад маленького этноса хмонгов, которые проживают во Вьетнаме и делают необычайно крепкие семьи. Причина, по суждению автора, в том, что муж и жена не просят один от одного чрезмерно ­многого, а конкретно — всепоглощающего чуства. Им не требуется катарсис, достаточно общего хозяйства. Женщина-хмонг не ожидает от благоверного, что тот будет ей и хорошим мужем, и страстным любовником, и понимающим другом. И вдобавок разделит ее интересы, поддержит за минуту скуки и печали, даст хороший совет по работе и споет деткам колыбельную на ночь. Как говорят британцы, нет ожиданий — не будет и разочарованностей.
Но что прекрасно для мудрого хмонга, для теперешней женщины смерть. Отношения без чувств, выстроенные на голом расчете, вызывают в консервативном обществе еще большее порицание, чем гражданские браки. Более того, материальная стабильность перестала быть решающим аргументом при подборе спутника жизни. Иследование Питтсбургского университета показало: сегодня представительницам прекрасного пола важнее совпасть с партнером во взглядах и вкусах, чем получить ­статус и какие-нибудь гарантии.
В интервью эксцентричный и известный психолог Михаил Лабковский заявил, что брак не имеет к любви никакого отношения. И категорично добавил: «Здоровый человек не желает вый­ти замуж. Это то же самое, что желание иметь куклу на капоте, фату и остальное дерьмо. У здоровых людей ситуация смотрится несколько иначе… Опасение браком и отношениями — это гипертрофированное ощущение одиночества».
Едва ли не главный довод тех, кто противится идее брака: он не выполняет вас счастливее. Масштабное иследование, проведенное американскими учеными, показало, что взаимосвязи между ощущением счастья и штампом в паспорте нет. Почти во всех государствах новоиспеченные муж и жена или чувствуют себя аналогичными счастливыми, как до свадьбы, или градус счастья по какой-то причине уменьшается.

БРАК Ушёл из жизни? ДА ЗДРАВСТВУЕТ БРАК!

«Честно скажу, мы решили сыграть свадьбу в угоду родителям, — признается моя 25-летняя подружка Алина. — Я из восточной семьи, и бабушка — главный хранитель устоев — каждый раз хваталась за сердце, когда я начинала говорить о гражданском браке. В конце концов мы убедились: если хотим сохранить здоровье и искренний покой наших близких людей, придется пожертвовать своими принципами. Мы сразу отказались от безвкусия вроде распития шампанского из ботинки невесты, нелепой действия выкупа на лестнице и платья, в котором я напоминала огромный капкейк. Но ведущего на свадьбу и соревнования все же оставили. Было радостно, местами удивительно, неудобно, но в общем мы не жалеем. Брак ничего не изменил, не сделал нас с мужем ближе и роднее, разве что легонечко ударил по карману, но семья была довольна. Кто-то скажет, что это неудовлетворительная и неполноценная причина, но я не согласна. Наши мама и папа подарили нам жизнь, любовь, появление. Почему мы не можем отдать им должное и выполнить все «по правилам»?»
Иная моя подружка считала делом принципа выйти замуж за возлюбленного. Ваня пережил два плохих брака, его практически трясло от слова «загс», и он пребывал в полной решительности, что штамп, как злобная колдунья, очень быстро воплощает нормальную представительницу прекрасного пола в электрическую пилу, скрещенную с горгоной Медузой. «Я поняла: пока не докажу ему, что со мной будет по-иному, не успокоюсь, — признавалась Юля. — Мне не хотелось стоять в одном ряду с дамами, которые его разочаровали, я чувствовала, что ожидание подвоха он автоматично переносит на меня. Понадобилось немало усилий, чтобы развенчать эти страхи, но оно того стоило. Мы женаты уже 6 лет, и я вижу, что супруг счастлив: ему был нужен статус женатого человека, но он просто боялся наступить на те же грабли».
«Самый правильный метод побороть страх — взглянуть на него в упор и согласится его существование, — говорит психолог Елена Маркова. — Если вражда к свадебной теме основывается на скрытых фобиях, значит, быстрее всего, в глубине души человек искренне хочет законных отношений, но по какой-то причине опасается их. Это может быть боязнь, что уйдет ощущение новизны и острые чувства, ведь семья имеет ассоциации с удобством и ста­бильностью, а страсть просит спонтанности и риска. Иная проблема — опыт знакомых и друзей, прошедших через развод, и внушаемая ими установка: прекрасное дело браком не назовут. Очередной момент — простая утомленность и бесчисленные актуальные трудности. В период наших бабушек создание семьи было миссией. Частично вследствие того, что иные главные задачи решало государство: обеспечивало работой по распределению, давало жилую площадь… Сегодня и трудоустройство, и тем более покупка своего жилья — это тот еще челлендж. На настоящее планирование брачных дел не остается ни времени, ни финансов, ни сил».
Остановитесь на минутку и стоит подумать: вам на самом деле необходимо замуж? Что даст вам штамп и сможет ли от чего-то обезопасить? Брак — это не магия, он не творит чудеса. Не спасает от кризисов и ссор, ничего не гарантирует. Он — дань обычаи, тонкая нить, которая связует вашу семью с предыдущими поколениями и создает ее частью чего-то большого.
Моя кузина и ее гражданский супруг расписались официально спустя десятилетие жизни вместе, имея троих деток и оставив далеко позади романтические порывы. Инициатором был Петя, который на вопрос «Для чего?!» ответил: «Мы сидели в гостевой, Катя возилась с детками, что-то пела младшему, качала на ноге среднего, а старшая сейчас плела маме косы. Я посмотрел на них и ни с того ни с сего почувствовал такой острый приступ любви, что мне стало нечем дышать. И вот тогда мне стало плнятно, что не могу просто рассказать ей про это — и все. Я хочу собрать нашу огромную семью, друзей и сознаться всему свету, что я — счастливый человек». Возможно, поколению Y необходимо только лишь дать время, чтобы ощутить всю прелесть и ценность брака по любви, — и вот тогда нас ожидает новый виток в эволюции отношений в семье.

Leave a Reply

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.